Наркоз: мифы и реальность

Содержание
  1. 6 мифов о наркозе. Записки анестезиолога – cardio.today – Информационный проект о сердце и сосудах
  2. Миф 1 об анестезиологе
  3. Миф 2 об «общем наркозе»
  4. Миф 3. Какая анестезия лучше, а какая хуже
  5. С точки зрения угрозы для жизни пациента, общая анестезия, безусловно, более опасна
  6. Современные тенденции в анестезиологии в последнее время движутся в сторону предпочтения местной анестезии.
  7. Миф 4 о развитии зависимости от наркотических препаратов
  8. Миф 5 о проблемах с памятью и мышлением
  9. У таких больных когнитивную дисфункцию, то есть нарушение умственной деятельности, можно предотвратить.
  10. Миф 6 о пробуждении во время операции
  11. Однако современный мониторинг (то есть наблюдение за частотой пульса, давлением, насыщением крови кислородом) позволяет вовремя заподозрить неладное и ввести «недостаток» лекарства.
  12. Cardio.today желает своим читателям вовремя распознать тревожные сигналы тела: лучше своевременно заняться профилактикой, нежели довести дело до операции!
  13. Вас надо усыпить: мифы и правда о наркозе | Милосердие.ru
  14. Виды анестезии
  15. Является ли наркоз безвредным?
  16. Наркоз: мифы, риски, возможности
  17. – Насколько оправданы опасения пациента не перенести наркоз?
  18. – Есть мнение, что наркоз сокращает жизнь. Это так?
  19. – Сейчас в хирургии наблюдается тенденция к использованию «щадящих» методик, малоинвазивных вмешательств. А какие есть «тренды» в анестезии?
  20. – Полагаю, и выходить из наркоза благодаря современным препаратам тоже стало легче.
  21. – Всегда ли легко удерживать организм в стабильном состоянии и какие сложные случаи встречаются в вашей практике?
  22. – Полагаю, и возраст пациента может стать критическим фактором?
  23. – Всем известно о фатальной опасности анафилактического шока, который может быть спровоцирован наркозом. Можно ли прогнозировать его развитие?
  24. – Как современные технологии помогают анестезиологам и соответствуют ли они мировым стандартам в российских хирургических центрах?
  25. – Существуют ли точные «протоколы» проведения наркоза или его тактику выстраивает в каждом конкретном случае анестезиолог?
  26. – Сейчас многие процедуры предлагают выполнять под наркозом. Это распространено сегодня при лечении зубов, например. Как на ваш взгляд – это оправданно?
  27. – Говорят, что чуть ли не половина успеха операции зависит от анестезиолога. Как вы считаете?
  28. Семь мифов о наркозе
  29. Миф №1 «я проснусь во время операции»
  30. Миф №2 «будут галлюцинации»
  31. Миф №3 «может появиться наркозависимость»
  32. Миф №4 «ухудшается память, болит голова»
  33. Миф №5 «на пьяного наркоз не действует»
  34. Миф №6 «я умру от наркоза»
  35. Миф №7 «Общий наркоз можно заменить местной анестезией»
  36. В завершении хочется отметить: вид предстоящей анестезии должен выбирать врач (естественно учитывая пожелания пациента), а вам нужно выбирать врача и клинику. оснащенность клиники, частота проведения подобной операции в клинике, опыт и отношение врача к пациенту позволят провести любую анестезию безопасно и максимально комфортно для вас!

6 мифов о наркозе. Записки анестезиолога – cardio.today – Информационный проект о сердце и сосудах

Наркоз: мифы и реальность

Вскоре после наступления 1 января уместно развить «наркозную» тему. Кое у кого в новогодние праздники сознание практически выключается и без вмешательства врача, поэтому записки анестезиолога Натальи Ребко, автора cardio.today, придутся кстати.

…Слово «наркоз» всегда вызывает у людей, далеких от медицины, то ли сомнения, то ли подозрения. Чаще всего представления об анестезиологах и анестезии далеки от реальности. Закрывая глаза, люди боятся либо проснуться в разгар хирургических манипуляций, либо не проснуться вовсе. Еще страшатся нарушений памяти, развития наркотической зависимости от препаратов.

Что еще хуже, нелепые предположения больных подкрепляются искаженной или совсем неверной информацией из интернета, и они еще крепче укореняются в сознании после прочтения животрепещущих «историй из жизни». Так рождаются мифы.

Миф 1 об анестезиологе

В представлении большинства анестезиолог — это некий медик-лаборант, чья задача – усыпить, затем пробудить пациента.

На деле задача врача-анестезиолога – 1) правильно рассчитать дозы препаратов, 2) проконтролировать общее состояние пациента не только во время операции, но и в ближайший послеоперационный период.

Анестезиолог за работой. Фото с сайта cloudfront.net

Найти баланс между первым и вторым – своего рода искусство. Поэтому от грамотного анестезиолога требуется понимание сути и наркоза, и самой проводимой операции. Своими действиями он обеспечивает как безопасность пациента, так и комфортное операционное поле хирургу.

В самом деле единственное, что должен помнить пациент при общей анестезии, – моменты засыпания (и то не всегда) и пробуждения. То, что происходило во время операции и в ближайший послеоперационный период, в идеале пациент не помнит. Такая потеря памяти (ретроградная амнезия) – один из критериев гладкого наркоза.

Миф 2 об «общем наркозе»

Сочетание «общий наркоз» само по себе неверно. Слово narcao имеет греческое происхождение и означает «одурманивание, засыпание». Понятно, что засыпание не может быть общим или местным. Поэтому общей или местной бывает только анестезия (выключение чувствительности). Наркоз – это и есть общая анестезия.

Миф 3. Какая анестезия лучше, а какая хуже

Противопоставлять общую анестезию местной – неграмотный подход. Для каждой операции существуют свои приоритеты выбора обезболивания.

С точки зрения угрозы для жизни пациента, общая анестезия, безусловно, более опасна

В США проводилось исследование, связанное с изучением смертности в стационаре в результате осложнений анестезии. Общее количество смертей, связанных с анестезией, за 6-летний период (1999-2005) – 8 случаев на 1 млн выписанных пациентов. Примерно половина из этих смертей – из-за передозировки препаратов. Это еще более ясная иллюстрация роли анестезиолога.

Что еще важно подчеркнуть после упоминания результатов последних исследований?

Современные тенденции в анестезиологии в последнее время движутся в сторону предпочтения местной анестезии.

Эпидуральная анестезия. Фото с сайта wexxo.ruСм.

также: Коронарография глазами анестезиолога

Например, при операциях на нижней половине живота, ногах, половых органах, в том числе во время родов, правильнее использовать регионарную анестезию: спинальную (блокада спинного мозга) или эпидуральную (блокада конечных участков нервов).

Анестетик вводится в область корешков спинномозговых нервов, и на время происходит выключение чувствительности и двигательной активности нижней половины тела. Пациент в сознании, а это имеет свои и плюсы, и минусы.

Минус обычно в том, что человек присутствует на собственной операции, а не каждый способен выдержать звуки инструментов, спокойно перенести вид своей же крови. Предвидя такое развитие событий, анестезиолог прибегает к комбинации веществ: в вену вводится вещество с седативным (успокаивающим) действием.

Опасность потерять человека при регионарной (местной) анестезии существует только из-за развития анафилактического шока при индивидуальной непереносимости препарата. Однако надо понимать, что на этот случай в любой операционной есть укладка со всем необходимым для экстренной помощи.

Миф 4 о развитии зависимости от наркотических препаратов

Один из основных эффектов наркоза – анальгезия (обезболивание). Подумайте, сможет ли анестезиолог обезболить без наркотиков при высокотравматичных вмешательствах, например, при разрезе брюшной полости или грудной клетки? Очевидно, что нет. Есть ли опасность? Тоже нет. Благодаря правильному подбору нужной концентрации, кратности введения, дозы лекарства зависимость развиться не может.

Миф 5 о проблемах с памятью и мышлением

Бытует мнение, что умственная работоспособность после общей анестезии ухудшается.

Существует даже такое понятие, как послеоперационная когнитивная дисфункция, то есть, снижение умственных возможностей организма на 20 % по сравнению с тем, что было до операции.

Однако обусловлено это, скорее всего, операционным стрессом, а не наркозом. И развивается чаще у пожилых пациентов, так как сосудистое обеспечение головного мозга у них хуже.

У таких больных когнитивную дисфункцию, то есть нарушение умственной деятельности, можно предотвратить.

Во время операции анестезиологи используют менее токсичные препараты в меньших дозах. А в послеоперационном периоде рекомендован прием препаратов, улучшающих кровоснабжение в головном мозге, активизирующих обменные процессы в нервных клетках.

Миф 6 о пробуждении во время операции

В нашумевшем фильме «Наркоз» главный герой во время операции чувствовал боль, но открыть глаза и проснуться все-таки не смог. Причем в реальности такая ситуация возможна, но только если анестезиолог неправильно рассчитает дозы препаратов для общей анестезии.

Картинка, конечно, нарисована ужасная, но есть одно крайне важное «но»: в современной медицине врачи вовремя заподозрят неладное!

Кадр из фильма «Наркоз». Фото с сайта static.cinemagia.ro

Сначала давайте разберемся. Теоретически, если неправильно подобрать дозу вводимых лекарств, пациент на столе может почувствовать боль и из-за мышечного паралича не сможет подать сигнал. Почему? Потому что основные компоненты наркоза – это не только выключение сознания, обезболивание, но и миорелаксация (расслабление мышц).

Однако современный мониторинг (то есть наблюдение за частотой пульса, давлением, насыщением крови кислородом) позволяет вовремя заподозрить неладное и ввести «недостаток» лекарства.

Конечно, в исключительных случаях существует индивидуальная непереносимость препаратов, но встречается она не более чем в 0,2 % случаев.

Положа руку на сердце, можно сказать, что и сами анестезиологи иногда боятся наркоза. Особенно у исходно «тяжелых» пациентов, то есть со множеством сопутствующих заболеваний, возрастных. Ведь механизм анестезии до сих пор до конца не исследован. Существует множество теорий, одна из последних объясняет наркоз как торможение нервной системы в результате действия анестетика.

Cardio.today желает своим читателям вовремя распознать тревожные сигналы тела: лучше своевременно заняться профилактикой, нежели довести дело до операции!

Но если уж такое случилось, что вы или кто-то из ваших близких попал на операционный стол, вы должны быть уверены: в благополучном исходе заинтересован не только пациент, но и вся операционная бригада. Поэтому главное – доверьтесь докторам.

Главное фото статьи с сайта kristinprentissott.com

Источник: https://cardio.today/self-control/legends/anaesthesia/

Вас надо усыпить: мифы и правда о наркозе | Милосердие.ru

Наркоз: мифы и реальность

Если вам предстоит операция, очень трудно не волноваться. Даже если она сравнительно не сложная и врачи вот уже много лет практикуют ее во множестве хирургических отделений в нашей стране и за рубежом, больному нелегко справиться с опасениями.

Значительная их часть относится к наркозу. Конечно, снизить тревогу поможет уверенность в профессионализме тех, кому вы доверили свое здоровье, но не мешает и самому иметь некоторое представление о том, что такое наркоз, и насколько обоснованы или, наоборот, беспочвенны, ваши опасения.

В русском языке слово «наркоз» часто употребляют в расширительном смысле, имея в виду любой вид обезболивания.

Между тем, в строгом смысле слова, обезболиванию соответствует термин «анестезия», в то время как «наркоз» – это общая анестезия, то есть искусственно вызванное обратимое состояние торможения центральной нервной системы, при котором возникает сон, потеря сознания и памяти (амнезия), расслабление скелетных мышц, снижение или отключение некоторых рефлексов, а также пропадает болевая чувствительность.

В обиходе мы чаще называем общую анестезию общим наркозом, а местное обезболивание – местным наркозом. В статье мы будем использовать термины в их строгом значении.

Итак, анестезия бывает трех видов: общая (наркоз), регионарная и местная.

Существуют некоторые общие процедуры перед операцией, которые анестезиолог выполняет всем пациентам вне зависимости от того, какой вид анестезии будет использован им далее на операции.

В какую-либо из периферических вен пациента (на кисти, предплечье или в области локтевого сгиба), ставят специальный пластмассовый катетер для быстрого введения лекарств, а также жидкости, так как во время операции происходят ее большие потери.

К одному из пальцев кисти присоединяют особую клипсу для мониторинга дыхания больного, на плечо надевают манжетку тонометра для измерения артериального давления, а также присоединяют к груди специальные электроды для отслеживания работы сердца. Затем врач-анестезиолог приступает собственно к обезболиванию.

Виды анестезии

Местная анестезия представляет собой обкалывание небольшой области тела раствором местного анестетика. Обычно она применяется при малых операциях: вскрытии гнойников, лечении зубов, удалении гланд и аденоид, грыжесечении. Для введения местного анестетика используются очень тонкие иглы, поэтому сама инъекция является почти безболезненной.

В месте инъекции анестетик может вызвать чувство некоторого «распирания» или тепла, однако этот дискомфорт длится недолго. Через несколько минут наступает полная блокада болевых ощущений в оперируемой области. Иногда может сохраниться некоторая глубокая чувствительность, так, что будет казаться, что в месте операции «что-то делают», но боли пациент при этом не испытывает.

Чтобы уменьшить тревогу и беспокойство пациента, местная анестезия иногда комбинируется с седацией.

Седация – это подобное сну состояние умиротворенности и спокойствия, которое вызывается при помощи относительно небольшой дозы лекарств, используемых обычно для проведения общей анестезии.

Сон в седации не очень глубокий, поэтому функция дыхания, как правило, не нарушается, тем не менее, врач-анестезиолог отслеживает дыхание пациента и имеет наготове все средства помощи, необходимые в экстренной ситуации.

Местные анестетики, хоть и крайне редко, но могут вызвать некоторые осложнения. Это нарушения сердечного ритма, судороги, потеря сознания, аллергическая реакция. Однако в целом местное обезболивание – самый безопасный вид анестезии.

Регионарная анестезия – хорошая альтернатива наркозу, и потому она становится все более часто используемым и популярным видом анестезии. При регионарной анестезии происходит выключение чувствительности (в том числе и болевой) какой-либо части тела пациента.

Для этого используется местный анестетик, однако вводится он вокруг группы нервов, обеспечивая при этом потерю чувствительности определенного региона тела: руки, ноги или, к примеру, всей нижней половины тела.

Регионарная блокада достаточно продолжительна по своему действию, поэтому его обезболивающий эффект (анестезия), как правило, сохраняется еще на несколько часов после операции.

Этому виду обезболивания также может сопутствовать седация.

Регионарная анестезия имеет ряд преимуществ перед общей: меньшая вероятность осложнений, снижение объема операционной кровопотери, а также длительное послеоперационное обезболивание.

При блокаде нервных сплетений анестезиолог вводит местный анестетик в места их анатомического расположения.

При этом происходит обезболивание и обездвиживание определенного региона тела – кисти, предплечья, руки, голени и стопы.

При спинальной и эпидуральной анестезии врач-анестезиолог выполняет «укол в спину», вводя местный анестетик в специальную область возле спинного мозга, что вызывает «заморозку» нижней половины тела.

Чаще всего спинальная и эпидуральная анестезия применяются при обезболивании операций, выполняемых на нижней половине брюшной полости, нижних конечностях, а также при обезболивании родов.

Наиболее частым временным последствием регионарного блока является слабость или паралич в анестезируемой области, который сохраняется на протяжении 24 часов. Если эти ощущения или чувства слабости и онемения остаются более 24 часов после операции, а также если появляются ощущения жара, холода или боли в соответствующем регионе, то больному необходим осмотр анестезиолога.

После спинальной и эпидуральной анестезии может возникнуть головная боль (менее 1 случая на 100 анестезий), транзиторные неврологические симптомы (примерно 1 случай на 10000 анестезий).

Есть случаи эпидуральной гематомы с компрессией нервных структур, однако они крайне редки.

Трудности с мочеиспусканием, как правило, проходят в течение 2–18 часов после операции с полным восстановлением чувствительности в конечностях.

И, наконец, общая анестезия, или наркоз.

Общая анестезия – самый сложный тип анестезии. Главным отличием наркоза от других видов обезболивания является выключение сознания пациента. Общая анестезия обеспечивает анальгезию (пациент не чувствует боли), амнезию (у пациента будут отсутствовать воспоминания о самой операции), а также миорелаксацию (расслабление мышц тела).

Все это возникает при введении одного или нескольких общих анестетиков, оптимальная доза и комбинация которых подбирается врачом-анестезиологом с учетом индивидуальных особенностей конкретного пациента и в зависимости от типа медицинской процедуры.

Как правило, общая анестезия начинается и поддерживается посредством введения пациенту внутривенных препаратов, ингаляционных лекарств (специальный газ вдыхается через дыхательный аппарат) или их комбинацией.

Глубина общего наркоза (она же глубина выключение сознания) модифицируется изменением подаваемой дозы анестетиков в зависимости от этапа анестезии и операции, а также в зависимости от общего состояния пациента.

В конце операции анестезиолог полностью прекращает подачу лекарств, концентрация анестетиков в головном мозге начинает непрерывно снижаться, после чего происходит процесс возвращения сознания вплоть до его полного восстановления.

Наиболее частыми побочными эффектами общей анестезии после ее окончания являются тошнота и рвота. Иногда после наркоза могут встречаться сонливость, боль в горле, охриплость голоса, головная боль, дрожь, чувство боли и усталости в мышцах. Как правило, все эти неприятные ощущения проходят в течение 24–48 часов после операции.

Является ли наркоз безвредным?

Ни одно медицинское вмешательство не является на сто процентов безвредным. Врачу, однако, приходится оценивать риск наркоза, как и хирургического вмешательства в целом, в соотношении с риском того заболевания, по поводу которого больному предстоит операция.

Рассмотрим самые распространенные опасения, связанные с наркозом.

Некоторые пациенты боятся того, что во время наркоза их могут мучить страшные галлюцинации. На самом деле такое случалось в XIX веке, когда для анестезии использовался чистый эфир, однако с тех пор было разработано множество препаратов без такого побочного эффекта.

Под анестезией могут сниться сны, которые могут быть красочными и в некоторых случаях тревожными, но, как правило, после пробуждения пациенты ничего не помнят.

Еще одно распространенное опасение: во время наркоза можно проснуться. Вероятность того, что стандартная доза наркоза окажется для конкретного больного недостаточно сильной, существует, однако она чрезвычайно низка и колеблется от 0,008 до 0,2%.

Анестезиолог контролирует показатели работы сердца пациента, артериальное давление, насыщение крови кислородом, температуру тела и активность головного мозга. Если они в норме, это говорит о том, что пациент спит и не ощущает боли, если же есть отклонения, врач может скорректировать подачу анестетика.

Некоторые боятся того, что последствия наркозабудут сказываться в течение длительного времени.

Современные анестетики, как правило, не дают такого осложнения, как головная боль, однако у перенесшего операцию пациента голова может болеть вследствие неудобного ее положения во время операции. Могут иметь место тошнота, головокружение и рвота, и для снятия этих последствий может понадобиться лекарственная терапия.

Существует расхожее мнение: наркоз отнимает 5 лет жизни, часто оперироваться нельзя.

На самом деле никаких исследований, подтверждающих либо опровергающих эту точку зрения, не имеется. Здесь очень важно, как именно прошла анестезия. Если операция и наркоз прошли гладко, если на протяжении всего времени показатели пациента были в норме, не возникло никаких осложнений, то скорее всего, негативный эффект наркоза будет минимальным.

Однако хирургическое вмешательство в целом – стресс для организма, а потому оно требует длительного периода восстановления. Несколько операций подряд, безусловно, являются тяжелой нагрузкой для пациента. Это не так просто оценить в годах жизни, но негативные последствия есть, поэтому без крайней необходимости врачи на частые операции не идут.

Иногда больные спрашивают: «А вдруг я не проснусь после наркоза?»

Риск такой существует, однако частота летальных исходов в результате анестезии снизилась за последние 30 лет с 1 случая на 3000 операций до соотношения 1:20 000. Это зависит, конечно, от уровня медицины в конкретной стране: в Зимбабве смертность от анестезии составляет 1:350, в Европе – 1:250 000.

И еще одно опасение: говорят, что после наркоза выпадают волосы.

Если такое и происходит после перенесенной операции, то вызвано это не наркозом, а стрессом, сопряженным с неприятными переживаниями и хирургическим вмешательством как таковым.

Источники:

Вся правда о наркозе

Мифы об общем наркозе: чего не стоит бояться

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/vas-nado-usypit-mify-i-pravda-o-narkoze/

Наркоз: мифы, риски, возможности

Наркоз: мифы и реальность

Анестезиологи уже давно не говорят пациенту: «наркоза вы не перенесёте».

Среди современных методов анестезии оптимальный вариант можно подобрать для каждого пациента, максимально снизив риски осложнений.

О том, как это происходит, порталу Sibmeda рассказал Всеволод Лучанский, врач-анестезиолог-реаниматолог, зав. отделением анестезиологии и реанимации ФГБУ «Федеральный центр нейрохирургии».

К общей анестезии многие относятся предвзято: одни слишком боятся общего наркоза и уверены в его смертельной опасности для организма, другие, наоборот, готовы «засыпать» даже во время не самых сложных медицинских манипуляций.

Действительность такова, что большинство людей хотя бы раз в жизни проходят через общую анестезию – а потому, пациентам важно знать, что она из себя на сегодняшний день представляет.

Глубокий сон больного во время операции очень важен, но основной задачей анестезиолога является поддержание нормальных показателей жизнедеятельности организма – дыхания, сердцебиения, артериального давления и многого другого. Многие опытные специалисты сравнивают работу анестезиолога с работой пилота гражданской авиации, которому пассажиры доверили свои жизни на время перелёта.

– Насколько оправданы опасения пациента не перенести наркоз?

– Вопрос: «перенесу ли я наркоз?» опоздал лет на 50 как минимум. Сегодня нет такого наркоза, который можно «не перенести». У нас есть методики для работы со всеми, даже с тяжёлыми пациентами со сложными сопутствующими патологиями. Основной вопрос, который приходится решать при обсуждении тяжёлых случаев – перенесёт ли пациент хирургическое вмешательство.

Сегодня сильно изменилась тактика ведения анестезии – появились современные обезболивающие средства, есть дополнительные методики местного обезболивания – эпидуральная, спинальная анестезии. Есть инъекционные средства, которые отключают сознание, не влияя на всё остальное.

Есть комплекс мер поддержки и протезирования тех функций, которые страдают больше всего при наличии сопутствующих патологий. Есть специальные методики, применяемые в особых случаях, как, например, анестезия ксеноном для больных с тяжелой сопутствующей кардиальной патологией.

О таком случае удаления опухоли мозга под ксеноновой анестезией у молодого пациента с сопутствующим тяжелым пороком сердца докладывал профессор А.Ю. Лубнин из института нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко – операция прошла удачно, пациент проснулся немедленно после её завершения.

Сегодня используется очень широкий спектр методик, поэтому мы давно уже не говорим родственникам пациента: «наркоза он не перенесёт».

– Есть мнение, что наркоз сокращает жизнь. Это так?

– Мнение о том, что наркоз сокращает жизнь – тоже миф. Его возникновение относится к самому началу анестезиологии, к тем временам, когда наркоз проводился препаратами типа эфира и хлороформа.

Средства, которые используются сейчас, не ведут к негативным последствиям.

Современный мониторинг состояния пациента позволяет быстро и точно управлять состоянием пациента, ориентируясь на изменения жизненно важных показателей в режиме реального времени.

– Сейчас в хирургии наблюдается тенденция к использованию «щадящих» методик, малоинвазивных вмешательств. А какие есть «тренды» в анестезии?

– Малоинвазивная хирургия – общемировая практика. Операции проводятся через небольшие разрезы, проколы, и анестезиологические пособия отвечают этим тенденциям. Для таких операций часто используется «лёгкий» поверхностный гипноз.

Однако, в нейрохирургии без инвазивных, многочасовых операций не обойтись.

Нейрохирурги не могут удалить опухоль мозга малоинвазивным методом, поэтому здесь мы вынуждены использовать глубокий сон, сильное обезболивание, агрессивные методы управления гемодинамикой, расслабление мускулатуры и ИВЛ. Разнообразие средств и методов позволяет в каждом отдельном случае выбрать оптимальный для пациента вариант.

Достижением может считаться то, что проведение подобных операций занимает сегодня не так много времени, как раньше. Аппараты, с которыми работает хирург, имеют точнейшую систему навигации, позволяющей до миллиметра определить размер и расположение опухоли. Это также влияет на «щадящие» характеристики анестезии.

– Полагаю, и выходить из наркоза благодаря современным препаратам тоже стало легче.

– Конечно, они делают переносимость процедуры более комфортной. Хотя, скажу честно, меня как анестезиолога не слишком волнует – легко проснётся человек или нелегко. Для меня важно, чтобы организм оставался стабилен во время операции, не было изменений гемодинамики, не было болевой импульсации, не было негативных последствий. Качество выхода из наркоза – не самая главная задача.

– Всегда ли легко удерживать организм в стабильном состоянии и какие сложные случаи встречаются в вашей практике?

– Сложных случаев, на самом деле, много. Они начинаются с такой проблемы как освоение трудных дыхательных путей, когда пациенту невозможно провести интубацию трахеи и искусственную вентиляцию лёгких. Непредвиденные сложности с обеспечением проходимости дыхательных путей могут возникнуть у любого пациента.

Проблема освоения трудных дыхательных путей одна из главнейших в анестезиологии: ей посвящено много исследований и научных разработок. В помощь анестезиологам создано высокотехнологичное оборудование, позволяющее контролировать все процессы. В центрах, которые им оснащены, риски трагических последствий минимизированы.

Вторая проблема, которая может стать причиной тяжёлых осложнений – это большая операционная кровопотеря. Когда хирурги не могут быстро остановить кровотечение, анестезиологи помогают восполнить потерю крови, контролировать факторы свёртываемости и т.д. Это сложные технологии, требующие современных методик диагностики и коррекции.

Третья проблема – тяжёлые длительные операции с большой травматизацией и неясным неврологическим прогнозом. Большая хирургия, которой требуется большая анестезиология.

– Полагаю, и возраст пациента может стать критическим фактором?

– Скорее, не возраст пациента, а сопутствующие заболевания могут вызвать сложности. У пациентов пожилого возраста  чаще встречается ишемическая болезнь сердца, гипертоническая болезнь, сахарный диабет, распространенный атеросклероз сосудов.  Это требует особых подходов в проведении анестезии и послеоперационной терапии.

Так, к примеру, при лечении заболеваний сердца и сосудов пациентам сейчас часто устанавливаются стенты. После этого от трёх месяцев до года необходимо принимать дезагреганты – препараты, которые снижают свёртываемость крови.

Но, естественно, это вызывает сложности при возникновении необходимости в нейрохирургической операции в этот период, поэтому анестезиологу и хирургу надо выбрать правильную тактику.

Когда говорят об индивидуальном подходе к каждому больному, именно это имеется в виду – принятие во внимание всех особенностей состояния пациента, возрастных, анатомических, характерологических, сопутствующих и фоновых заболеваний. В сложных случаях собирается консилиум с участием многих специалистов, чтобы решить, как вести пациента с учетом исходного статуса, операционного риска и возможных исходов.

– Всем известно о фатальной опасности анафилактического шока, который может быть спровоцирован наркозом. Можно ли прогнозировать его развитие?

– Как бы мы ни старались снизить количество используемых препаратов во время анестезии, оно остается достаточно большим. Предугадать анафилактический шок нельзя, потому, что он может развиться в ответ на первое введение любого препарата.

Быстрая реакция персонала и современное аппаратное и медикаментозное обеспечение играют решающую роль в этой ситуации.

В моей практике пару раз были остановки сердца в результате индивидуальной непереносимости препаратов, и в обоих случаях мы смогли справиться с грозным осложнением без ущерба для пациента.  

– Как современные технологии помогают анестезиологам и соответствуют ли они мировым стандартам в российских хирургических центрах?

– Наш центр полностью укомплектован всем необходимым. Думаю, что мы вполне соответствуем международному уровню оснащения, видел сам, что в зарубежных операционных стоят точно такие же мониторные системы, наркозные аппараты.

Однако лидером в разработке и внедрении решений в здравоохранении по-прежнему остаются развитые западные страны. Как только инновации выходят на рынок, мы с небольшой задержкой внедряем их у себя. Поэтому отставание, на самом деле, минимально.

Другое дело, что доступность современной высокотехнологичной помощи еще далека от идеала, потребности общества в таких высокотехнологичных больницах, как наша, очень велики.

– Существуют ли точные «протоколы» проведения наркоза или его тактику выстраивает в каждом конкретном случае анестезиолог?

– Существуют рекомендации ведущих клиник по методикам проведения анестезий у разных категорий пациентов с различной патологией. Их нюансы обсуждаются на конференциях, описываются в статьях и диссертациях, поэтому основные черты различных видов обезболивания хорошо известны.

Мы в своей работе ориентируемся на протоколы ведения анестезиологических пособий у нейрохирургических пациентов, разработанные в институте им. Бурденко. Однако, несмотря на это, наркоз – это всегда индивидуальная работа анестезиолога с конкретным пациентом, он рассчитывается не просто «по массе тела».

Результат зависит от опыта, грамотности  и навыков анестезиолога и его понимания того, что происходит с пациентом в каждый момент.

Очень важен в нашей специальности уровень оснащенности операционной, наличие качественных мониторов, наркозных аппаратов, расходных материалов и еще множества всего того, что делает анестезию безопасной для больного.

Анестезиологи отвечают за сон, обезболивание, мышечную релаксацию, протезирование функций дыхания у пациента.

На протяжении всего оперативного вмешательства они мониторируют состояние больного – оценивают функцию дыхания, глубину наркоза, глубину обезболивания, уровень релаксации и т.д.

Если поддерживать все показатели в норме, следить за давлением, дыханием, отсутствием гипоксии – пациент выйдет из наркоза в нормальном состоянии.

Наркоз, как и любое введение лекарственных средств – это, безусловно, нагрузка на организм, хоть она и не идёт ни в какое сравнение с хирургическим стрессом.

Современные подходы к анестезии призывают оптимизировать это воздействие и воздерживаться от введения любых препаратов без строгих показаний. Например, анестезиологи часто вводят димедрол перед операцией, потому что считается, что он успокаивает и предотвращает аллергические реакции.

В реальности, его основной эффект – тяжелая голова после пробуждения. Мы не вводим этот препарат и не чувствуем никакой разницы.

Моя позиция – минимизировать фармакологическую агрессию. Я радуюсь каждый раз, когда  могу убрать из схемы анестезии один или другой препарат, снизив воздействие на организм. Чем меньше препаратов, тем лучше, на самом деле, ведь у каждого из них есть свой спектр побочных действий, да и взаимодействие их друг с другом может иметь непредсказуемые последствия.

– Сейчас многие процедуры предлагают выполнять под наркозом. Это распространено сегодня при лечении зубов, например. Как на ваш взгляд – это оправданно?

– Абсолютно неоправданно. Дело в том, что у общей анестезии всегда есть и будут осложнения.

Когда мы беседуем с пациентом, принимая решение об анестезиологическом пособии, мы оцениваем ситуацию в категориях риска. Есть риск хирургического вмешательства, есть риск анестезии и риск, например, того, что ишемическая болезнь сердца приведёт больного к инфаркту во время операции – и все эти риски мы должны сбалансировать.

Если соотношение не в пользу риска, и есть возможность обойтись местной анестезией – следует так и сделать. Конечно, трагических ситуаций не так много – но они всё равно периодически бывают и обсуждаются в профессиональной среде. Когда человек пришёл на небольшую операцию – и получил смерть мозга, например.

У нас в клинике в распоряжении анестезиологов – новейшие аппараты и инструментарий. Кроме того, у нас работает сразу семь операционных залов и целая команда анестезиологов-реаниматологов. Если мы сталкиваемся с критической ситуацией, у нас есть максимум возможностей выйти из неё без последствий. Возможно ли организовать такую мощную службу в небольшой стоматологической клинике? Сомневаюсь.

У анестезиологов есть такая поговорка: интубируй раз, интубируй два, интубируй три. Не получилось? Зови коллегу. В Центре нейрохирургии, в семи операционных, оснащённых «по последнему слову», работает опытная команда анестезиологов-реаниматологов.  В любой момент к решению возникших проблем могут подключиться несколько специалистов и совместно эти проблемы решить.

– Говорят, что чуть ли не половина успеха операции зависит от анестезиолога. Как вы считаете?

– Сложно сказать. Вот, например, у хирурга есть цель – удалить опухоль мозга. Если хирург не может этого сделать – анестезиолог ему не поможет.

Цель, в любом случае, достигается хирургом и зависит только от него. От анестезиолога зависит нормальное самочувствие больного и жизнедеятельность организма во время операции.

В итоге, конечно, эти разные вещи складываются в одно общее достижение.

Какое сравнение  привести? Хирург, как капитан, ведёт судно к цели. А анестезиолог делает так, чтоб оно не затонуло.

Источник: https://sibmeda.ru/articles/khirurgiya/narkoz-mify-riski-vozmozhnosti/

Семь мифов о наркозе

Наркоз: мифы и реальность

Лечащий врач сообщил, что вам поможет только операция?

Для многих пациентов это звучит как приговор. Из практики многие анестезиологи с уверенностью скажут, что большинство пациентов не столько бояться самой операции, сколько предстоящего наркоза.

И пугает людей, прежде всего, невозможность контролировать происходящее во время наркоза и неизвестность: как проходит анестезия, есть ли неприятные ощущения во время анестезии, как пациент будет просыпаться, какие последствия…

Попытаемся развенчать наиболее распространенные страхи пациентов перед наркозом:

Миф №1 «я проснусь во время операции»

Корни этого заблуждения уходят далеко в прошлое. Дело в том, что в больше ста лет назад активно практиковалась методика «ручного» (масочного) эфирного наркоза. Пациенту во время операции на лицо прикладывали подобие современной маски с салфеткой и капали жидкий эфир. Пациент дышал сам, пары эфира вдыхались больным и, в результате этого, наступал сон.

Даже самому далекому от медицины человеку понятно, что дозировку анестетика нужную для сна, и не вызывающую опасных побочных эффектов, при таком способе подобрать очень трудно.

Поэтому, чтобы не получить токсических эффектов наркоза, анестезия проводилась на поверхностном уровне и пациент периодически мог «просыпаться»… Современный подход к общей анестезии в корне поменялся.

Дозировки препаратов четко подбираются под каждого пациента (с учетом возраста, пола, веса, сопутствующих болезней, вида операции), используются системы автоматического дозирования (в аппаратах искусственной вентиляции, аппараты внутривенного автоматического дозирования). Поэтому и возможности проснуться во время операции у пациента просто не существует…

Миф поддерживается благодаря тому, что в завершении операции (когда не выполняется болезненных манипуляций, накладываются повязки и т.п.) анестезиолог начинает «выпускать» пациента из сна, поэтому некоторые больные, слыша разговоры вокруг себя, думают что просыпались во время операции…

Миф №2 «будут галлюцинации»

Зачастую, люди, которым проводились наркозы в 70-80х годах прошлого века, вспоминают о них с ужасом. А связано это с тем, что во время и после наркоза у многих из них были кошмарные видения, галлюцинации, нарушался сон.

Это объективно было! Все описанные симптомы являлись побочным действием одного из анестетиков – препарат очень хорош по своим качествам с позиций обезболивания, безопасности для пациента, однако имеет вот такие особенности.

Сгладить отрицательные эффекты этого препарата возможно применением комплексной анестезии (сочетание нескольких анестетиков).

На сегодняшний день повсеместно применяются качественно иные препараты для анестезии, которые дают мягкое засыпание, ровный сон и спокойное пробуждение. Очень часто в течение первого получаса после анестезии пациент заявляет, что «как будто, ничего и не было…»

Миф №3 «может появиться наркозависимость»

Минимальная вероятность такой зависимости существует, но только при обезболивании пациентов с массивными травмами, после нескольких наркозов, в течение короткого промежутка времени, а также длительном (несколько недель) обезболивании наркотическими анальгетиками в послеоперационном периоде. В практике эти случаи единичны, и скорее являются исключением из правила.

Миф №4 «ухудшается память, болит голова»

Безусловно, во время анестезии используются препараты, напрямую влияющие на нервную систему и высшую нервную деятельность. Степень влияния зависит от количества (дозы), длительности действия (операция 15 минут и операция в течение 9 часов несколько отличаются), частоты наркозов (1-2 наркоза за всю жизнь и десяток наркозов за год).

Кратковременная забывчивость естественно может иметь место, если человек перенес несколько тяжелых операций, длительных анестезий за небольшой промежуток времени. Однако в этой ситуации трудно сказать связаны ли эти явления с наркозом, либо с общей тяжестью заболеваний организма.

В этом вопросе можно провести аналогию с употреблением алкоголя – Вы же каждый раз, принимая алкоголь, не задумываетесь о снижении памяти?

Крайне редко после анестезий возникает и головная боль. Как правило, упорные головные боли могут быть после спинальной анестезии.

Однако к этим головным болям есть предпосылки – исходное астеническое состояние пациента, вегето-сосудистая дистония, склонность к мигреням, пониженное артериальное давление.

И даже у таких больных строгое соблюдение постельного режима в течение суток после спинальной анестезии, соблюдение питьевого режима позволяет в 90% случаев избежать появления головных болей.

Миф №5 «на пьяного наркоз не действует»

Наркоз действует на любого живого человека! Вопрос лишь в подборе правильного сочетания препаратов и их дозировок. Прием алкоголя влияет на проведение анестезии двояко.

Хронический прием алкоголя на первых этапах приводит к постоянной «боеготовности» печени, поэтому активность ее ферментов, разрушающих молекулы как алкоголя, так и многих анестетиков повышается и необходимы большие дозы препаратов для наркоза для достижения нужной глубины анестезии.

При длительном алкоголизме у больных развивается цирроз печени и детоксикационная способность печени резко падает – в результате этого нужны уже гораздо меньшие дозы анестетиков.

При остром опьянении действие многих анестетиков усиливается, а некоторых и видоизменяется. Поэтому употреблять алкоголь перед наркозом наверное все же не стоит…

Миф №6 «я умру от наркоза»

Наркоз в первую очередь направлен на защиту пациента от хирургической агрессии, обеспечение комфорта, безопасности и мониторинга жизненно-важных процессов в организме пациента.

Безусловно, существуют случаи смерти пациента на операционном столе – они связаны с тяжестью заболевания, травмы, кровотечения, сопутствующих болезней, но никак не с наркозом.

Перед операцией анестезиолог тщательно осматривает пациента, выясняет информацию обо всех хронических заболеваниях, особенностях организма – благодаря этому врач может подобрать максимально безопасную комбинацию анестетиков.

Прием всех лекарств накануне наркоза необходимо согласовать с анестезиологом – это позволит исключить негативное влияние лекарств и анестетиков друг на друга. Немаловажна и подготовка к анестезии – категорически запрещено принимать пищу, либо жидкость минимум за 6 часов до операции.

Нарушение этого принципа может привести к рвоте во время наркоза и аспирации (попадания содержимого желудка в дыхательные пути). И вот тогда, могут возникнуть проблемы…

Миф №7 «Общий наркоз можно заменить местной анестезией»

Многие пациенты, да и зачастую оперирующие врачи, считают, что анестезия маловажный этап лечения. Это большое заблуждение.

Боль, возникающая во время хирургической агрессии, является мощным деструктивным фактором, запускающим в организме процессы «экстренной защиты» – меняется регуляция работы сердца, дыхания, печени, почек, эндокринной системы, происходит выброс гормонов стресса, возникает мощный спазм периферических сосудов. Сильная боль во время операции может привести впоследствии к достаточно грозным, а, иногда и опасным, для жизни человека осложнениям – почечная недостаточность, печеночная недостаточность, нарушение сердечного ритма и прочее. Если добавить сюда еще и наличие исходных хронических болезней и эмоциональную стрессовую составляющую бодрствующего во время операции пациента, на которые местная анестезия никак не влияет, становится понятным, что альтернатива наркозу существует далеко не всегда.

Местная анестезия как самостоятельный вид обезболивания возможна, однако может применяться при поверхностных операциях, у эмоционально стабильных людей с неотягощенной сопутствующей патологией, либо когда риск проведения наркоза значительно превышает риски от самой операции.

Сегодня считается нормой мировой практики, что у больных, особенно у детей, любая операция должна выполняться под общей анестезией (как и многие неприятные диагностические исследования – гастроскопия, колоноскопия и др). Человеку не нужно помнить, ни того, что предшествовало операции, ни того, что было в ее процессе. Пациент должен проснуться после завершения операции без каких-либо негативных эмоций и воспоминаний.

В завершении хочется отметить: вид предстоящей анестезии должен выбирать врач (естественно учитывая пожелания пациента), а вам нужно выбирать врача и клинику. оснащенность клиники, частота проведения подобной операции в клинике, опыт и отношение врача к пациенту позволят провести любую анестезию безопасно и максимально комфортно для вас!

Источник: https://acmd.clinic/article/sem-mifov-o-narkoze

Полезное женщинам
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: